Ваш аккаунт

Благотворительность Православной церкви на Урале в начале xx века

Рождество-Богородицкая церковь. Пермь Рождество-Богородицкая церковь. Пермь

В советской историографии произошла инверсия понятий “милосердия” и “благотворительность”. Из нравственной парадигмы эти категории перекочевали в социально-политическую. Полагали, что они являются ярким выражением  буржуазного лицемерия, религиозным прикрытием социального господства эксплуататорских классов.

В. И. Ленин с издевкой пишет об “акробатах благотворительности” о “попике”, “который каждое воскресенье проповедует богатым величие христианства и советует дарить бедным... ну, если не несколько миллиардов, то несколько сот рублей ежегодно”. В Большой советской энциклопедии даже не содержится статей о милосердии и благотворительности.

В "Полном  православном  богословском энциклопедическом словаре" 1912 года издания дано следующее определение: "Благотворительность  -  одно  из проявлений любви христианской, когда человек оказывает благодеяния и поддержку нуждающемуся в этом,  безразлично, будет ли это нужда духовная или телесная".

К началу ХХ в. в России насчитывалось до 5 тысяч благотворительных учреждений. Кроме того, частные лица оказывали помощь нуждающимся, но несмотря на это церковь по-прежнему оставалась центром благотворительности. Необходимые средства  для  содержание благотворительных акций собирались церковно-приходскими попечительствами. Так, на благотворительные нужды в 1905 г. ими было собрано 19 387 руб. 99 коп., а в 1913 г. это сумма составила 36 937 руб. 85 копеек.

В данной небольшой работе автор поставил цель дать общую характеристику  некоторых  направлений  благотворительной деятельности церкви на территории уральских епархий, так  как в имеющийся литературе этому вопросу практически не уделялось никакого внимания.

Если говорить о поддержке нуждающихся в  нуждах  телесных,  то прежде всего надо сказать о церковных больницах, приютах и богодельнях. В атеистической пропаганде утверждалось, что церковь “проповедует пользу болезней” и игнорирует врачебное вмешательство.

В Пермской епархии церковные больницы были расположены при монастырях.  К 1914 г. их было всего 4. Одна мужская на 10 коек в Белогорском  Свято-Николаевском  православно-миссионерском второклассном  монастыре,  три остальных - женских при Пермском Успенском первоклассном (на  8  коек),  при  Кунгурском Иоанно-Предтеченском второклассном (на 7 коек) и Красносельском 

Иоанно-Предтеченском (на 5 коек). При Белогорском монастыре осуществлялось клиническое и амбулаторное лечение, находилась аптека, был инок-фельдшер.

Кроме больниц при монастырях и церквях существовали богодельни и приюты для сирот и лиц  престарелого  возраста  в основном  относящихся к духовенству и вышедших за штат.  При монастырях содержалось 2 приюта для детей (Пермский  Успенский  и  Сарсинский  Боголюбский женские монастыри) и женская богадельня для вдов и сирот духовного звания на средства духовенства епархии и епархиального попечительства (Кунгурский Иоанно-Предтеченский женский  монастырь).  10  богаделен  и приютов имелось при церквях Пермской епархии.

Помимо этого  имелась  Пермская  городская общественная богадельня.  В частности, в начале 1906 г. пермский губернатор  А. В. Болотов выразил благодарность смотрителю этой богадельни священнику Ф. Попову "за опрятное и прекрасное  содержание богадельни". Таким образом более полутора сотни несчастных людей находило кров и пищу при монастырях и церквях.

Говоря о медицинской помощи пермский епископ Палладий в своем отчете за 1910 г. отмечал: “В подаянии действительной медицинской помощи прихожанам духовенство епархии ничем особенным себя не заявило, если не считать самых обычных советов и выдачи простых медикаментов некоторыми  священниками. Важнее было содействие духовенства врачам во время эпидемий оспы, кори, скарлатины, особенно же холеры. <...> Когда наступила в 1910 г. холерная эпидемия, мною было издано циркулярное обращение к духовенству епархии с просьбою разъяснить прихожанам при всех возможных случаях необходимость обращения к врачам, содействия им в применении на местах мер по предупредительных и доверчивого отношения к медицинской помощи, которая может сделать много при своевременном обращении к ней. Рекомендовалось давать народу разъяснение необходимых гигиенических правил и содействовать народному здравоохранению устройством на счет церковно-приходских попечительств или братств бесплатных или дешевых чайных при школах или выдачею бедным пособий на улучшение пищи”.

Так же как и в Пермской в Екатеринбургской епархии больницы располагались лишь при монастырях. В 1914 г. их было четыре при Верхотурском Николаевском на 15 кроватей, при Долматовском Успенском на 5, при Екатеринбургском Ново-Тихвинском на 20 и Троицком Верх-теченском на 5. Эти больницы предназначались в основном для священнослужителей и монашествующих. Однако в отчете правящего екатеринбургского архиерея было отмечено: “Больницы при монастырях оказывают, кроме всего, большую услугу окрестному населению, а именно: дети бедных родителей, преимущественно обучающиеся, пользуются бесплатным лечением в монастырских больницах”.

При монастырях также состояли богадельни: в Далматовском Успенском монастыре, Екатеринбургском Ново-Тихвинском, Каменском Преображенском. В двух монастырях: Екатеринбургском Ново-Тихвинском и Верхотурском Покровском  находились детские приюты.

8 богаделен и приютов функционировали при церквях Екатеринбургской епархии. Екатеринбургский епископ Серафим писал: “Вследствие отдаленности некоторых приходов от больниц и мест медицинского персонала, духовенство дает 

больным, особенно в случаях эпидемических заболеваний, наставления и советы, а иногда оказывает и первоначальную медицинскую помощь. Но большинство духовенства, не знакомое с основными медицинскими приемами и средствами, оказывать какую-либо медицинскую помощь не может или не решается”.

В 1910 г.  екатеринбургское епархиальное начальство  предоставило Уральскому отделу Общества борьбы с детской смертностью производить в один из воскресных дней во всех церквях сбор на дело борьбы с детскою смертностью. В декабре 1910 г. со страниц “Екатеринбургских епархиальных ведомостей” владыка обратился с предложением в честь Рождества Христово “организовать через посредство церковно-приходских попечительств или приходских Советов возможную материальную помощь бедным беспомощным членам приходской семьи с употреблением на то, если есть возможность, из церковных средств не свыше 50 рублей”.

В Оренбургской епархии ситуация, связанная с наличием церковных и монастырских больниц, богаделен и приютов была несколько иной, чем в Пермской и Екатеринбургской. Оренбургский епископ Феодосий в 1910 г. писал по этому поводу в своем ежегодном отчете: “Больничное дело и призрение бедных в монастырях епархии организовано плохо. <...> Больниц  и богаделен при церквах Оренбургской епархии не имеется”.

Церковная больница в епархии была только одна в Челябинском женском монастыре. Она состояла из трех палат на 10 больных, ванной комнаты, аптеки, кабинета врача, комнаты для фельдшера и кухни. В штате находились доктор и фельдшер. Два приюта помещались при Троицком Казанско-Богородицком и Верхнеуральском монастырях.

В Уфимской епархии не было своих больниц и богоделен, так что больные помещались в земские больниц и им выдавалось пособие на лечение. Однако следует отметить, что уфимское духовенство достаточно активно участвовало в благотворительной деятельности. Так, в своем отчете за 1907 г. уфимский владыка отметил: “Последние неурожайные годы и голодовки представляли для духовенства обширное поле для деятельности, для проявления христианских чувств самоотвержения и любви. Священноцерковнослужители были заведующими бесплатными столовыми для голодающих; им поручалась раздача пособий деньгами и хлебом, о некоторых получались лестные отзывы”.

В Вятской епархии при монастырях функционировало 2 богадельни, а при церквях содержались на средства частных лиц и обществ одна больница на 40 человек и 9 богаделен на 339 человек. Вятский епископ в своем отчете за 1910 г. писал: “Монастыри епархии, как мало обеспеченные в средствах содержания, а отчасти и по тесноте помещений своих лишены возможности иметь в стенах своих постоянные, организованные богадельни для призрения престарелых и немощных...”. Несмотря на это, вятские монастыри ежегодно отпускали богомольцам бесплатные обеды. Так в течении 1909 г. Филейский мужской монастырь отпустил богомольцам 14555 

бесплатных обедов, в женских монастырях: в Вятском – 3000, Яранском – 140, Елабужском – 185, Сарапульском – 110.

Приведенный выше материал свидетельствует, что церковь не только не препятствовало, но и  активно помогало медицинским работникам, оказывало не только единичную помощь, но и пыталась создать целую систему благотворительности. В заключении  хотелось  бы отметить,  что в основе благотворительности лежало православное учение  о  богатстве, суть которого заключалось в следующем: "Богатый должен относиться к своему богатству как к средству,  оказывать  помощь ближним; ни  в  каком  случае не должен он считать богатство высшим благом".

Полный православный богословский энциклопедический словарь. Спб., 1912. С. 349. РГИА. Ф. 796. Оп. 442. Д. 2658. Л. 12.

 

 

 

 

 

Последнее изменениеЧетверг, 27 Ноябрь 2014 06:50

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены