Ваш аккаунт

Нижнетагильские благотворители начала ХХ века

О благотворительности в дореволюционной России говорят сейчас почти с ностальгией. Меценаты прошлого ставятся в пример современным богачам как бескорыстные жертвователи, радетели о благе общем, щедрые дарители. Однако представители имущего класса прошлого – как правило, купцы и фабриканты – прекрасно знали цену своим деньгам и не могли позволить себе слишком легко расставаться с ними.

Цель и смысл благотворительности многие видели не столько в том, чтобы подать милостыню, сколько в разумном употреблении капитала с пользой для себя и других.

Основные побудительные мотивы благотворительной деятельности в провинции были, в общем те же, что и в столице. Разница заключается в том, что кругозор провинциального Мамонтова, как правило, ограничен конкретными нуждами своего городка. И в тоже время нужды эти так велики и разнообразны, что его помощь, не производя столь громкого и яркого эффекта, как широкие жесты его столичного собрата, тем не менее, является очень ценным и не менее благородным вкладом в культуру родного края. Тем более, что помощь эта была чаще всего не разовым актом, а повседневной кропотливой работой, основанной на чувстве долга перед своей малой родиной.

Так, например, в историю Нижнего Тагила крупными буквами вписано имя его основателей Демидовых. Однако после реформы 1861 г. их связь с городом резко ослабела, а помощь стала чисто номинальной. Тагилу пришлось рассчитывать только на себя в таких – увы! – убыточных для бюджета сферах, как здравоохранение, образование, культура. Многое держалось на личной инициативе местной интеллигенции. Но все же без финансовой поддержки купцов – наиболее богатых жителей города – многое осуществить просто не удалось бы.

В 70-е годы ХIХ века торговые дома Ляпцевых, Балыковых, Копыловых, Колодкиных, некоторые кустари и духовенство объединились для организации Благотворительного общества помощи сиротам. В большом каменном 2-х этажном доме открылся так называемый купеческий приют для 40 девочек, просуществовавший вплоть до 1917 г. большое участие в его делах приняли жены купцов. Образование в рамках 3-х годичной начальной школы было поставлено настолько хорошо, что здесь учились и приходящие дети. При приюте вскоре была открыта швейная мастерская, в которой воспитанницы работали на себя и на заказы из города. Очень быстро приют перешел на самоокупаемость, его выпускницы выходили из его стен с приданым и собственными  сбережениями, владея профессией, что позволяло им быстро и без дополнительной помощи устраивать свою жизнь. Распорядок дня в приюте оставлял время для полезных развлечений, таких как посещение театра, концертов и устройство их у себя, выезд летом на дачу, чтение. Таким образом, купеческое сиротское заведение в чем-то предвосхитило педагогические идеи А. С. Макаренко, а все предприятие оказалось не только не убыточным, но даже и прибыльным.

Для сравнения скажем, что существовавший в то же время казенный  Авроринский приют, основанный Демидовыми, на рубеже XIXXX вв., к которому относятся наши сведения. Еле сводил концы с концами. Детей постоянно переселяли из одного здания в другое, обучение грамоте и ремеслу велось нерегулярно. Редкая помощь Демидовых в виде подарков и елки к Рождеству ничего существенно не меняли.

В 1910 году купец В. К. Хлопотов открыл первый в городе кинотеатр «Иллюзия» с собственной электростанцией, которая обслуживала и соседние дома. В 1911 г. его примеру последовал купец А. И. Капустин, открывший кинотеатр «Одеон» в одном доме с игорным залом. Фильмы, которые там шли, не отличались высокой художественностью, однако в те годы вообще очень немногие ленты могли похвастаться ею. Через заведения Хлопотова и Капустина тагильчане знакомились с игрой столичных и зарубежных актеров, увидели фильмы «Анна Каренина» по роману Л. Толстого, «Шахтеры» («Жерминаль») по роману Э. Золя, комедии с участием великого М. Линдера. Непременной частью сеанса были видовые, научно-популярные картины, а с 1914 г. – и репортажи с фронтов Первой мировой войны. При кинотеатрах содержались оркестры, приглашались на гастроли певцы и артисты (все местные музыкальные и театральные коллективы были самодеятельными). Конечно, предприятия Хлопотова и Капустина нельзя назвать в полном смысле слова благотворительными. Так как они продавали билеты. Но коммерческая выгода владельцев (кстати, вряд ли очень большая) шла здесь явно на пользу общему благу. Служила развитию духовной культуры города.

Вообще облик купца-благотворителя начала ХХ века даже в такой глубинке, как Нижний Тагил, не во всем похож на персонажей ранних комедий А. Н. Островского. Дети кустарей и лавочников составляют большую часть учащихся высших для Тагила учебных заведений: женской гимназии, горнозаводского и реального училищ. Имена купцов и купчих часто встречаются среди актеров заводского театра и членов правления Народных Домов. Причем следует заметить, что определенный процент или даже весь сбор со спектаклей и концертов (включая и студенческую самодеятельность) отчислялся в пользу «недостаточных учащихся», а во время войны еще и в пользу госпиталей и раненых. В 1912 г. на средства купцов (имена которых, к сожалению, не известны) было построено новое здание для горнозаводского училища. Каждая церковно-приходская школа имела попечительный совет, куда кроме священников входили и именитые горожане. Очевидно. Вложенные в образование деньги не считались потерянными, а чувство ответственности за жизнь родного города формировалось у представителей богатых по местным меркам семей с детства.

Конечно, нельзя сказать, что для развития города тагильские предприниматели сделали все, что могли. Но их вклад был весомым и целенаправленным. Не забывая о собственной выгоде, они, на наш взгляд, сумели совместить интересы личные и общественные. Быть может, в этом умении скрыт путь развития подобной деятельности для нового поколения меценатов.

Последнее изменениеПонедельник, 24 Ноябрь 2014 11:55

1 Комментарий

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены