Ваш аккаунт

Екатерина Михайловна Бакунина

     В конце восточной войны 1853-1856гг. во главе Крестовоздвиженской  общины встала интеллигентная, энергичная и влиятельная в высших сферах Екатерина Михайловна Бакунина. Выросшая в холе и веселье, именитая аристократка, она работала в лазаретах как простая сиделка, кроткая и любящая; для сестер была старшей среди равных, а как начальница - требовательная и строгая.

Она неустанно объезжала самые отдаленные госпитали, лично проверяла запас медикаментов и провианта, входила во все и одним своим приездом наводила страх на госпитальную администрацию. Смотрители и служи­тели бледнели и тряслись, слушая ее разговор на французском языке с начальством. 

     Бакунина обратила внимание на страдания раненых, отправляемых в Россию зимой в одном холстинном платье с выдачею двух полушубков на четверых; у Перекопа полу­шубки отбирались, и далее, где только начиналась суровая

русская зима, больные следовали, в чем были - в холстинном платье, обмораживаясь и совсем замерзая на дороге. По ходатайству Бакуниной, вместо холстинной одежды стали выдавать суконную. Она сама стала сопровождать транспорт раненых, неся вместе с ними все невзгоды пути, голодая, просту­жаясь и болея, но сделала свое дело: на этапах стали заготов­ляться теплый ночлег, горячая пища, сбитень и был любовный  уход сестер.

    Женщина громадной силы  воли, Бакунина была и женщиной великого смирения ранее долгое время она отказы­валась быть старшей сестрой в своем отделении, исполняя работу рядовой сестры. Любившая в свободные от очередных дежурств часы присесть на койку больного, побеседовать с ним и утешить, Екатерина Михайловна в приезд государя в армию отказывает себе в этом удовольствии, боясь, что будут гово­рить, что она ходит, чтобы встретить царя. Больших трудов стоит Н. И. Пирогову и Великой княгине Елене Павловне уго­ворить Бакунину принять на себя должность настоятельни­цы общины.

     Бакунина была первой на работе и последней уходила на отдых. Последней выходит она из разрушаемых неприятелем градом бомб госпиталей, и только тогда, когда вывезен последний ранений, отправлено последнее казенное добро. Едва оправившись в Севастополе от тяжелой формы тифа, она идет на помощь меньшему брату Христа и едва сама не погибает. Сама глубоко верующая, возложившая на себя крест се­стры милосердия после поста, молитвы, сердечной и серьезной исповеди и святого причастия, Екатерина Михайловна умела внушить руководимом ею сестрам понятие о высоте их служения, умела выбрать новых и воспитать их в сознании святости этого служения. Она высоко поставила авторитет сестры  милосердия и заставила всех уважать ее.

     По окончании войны по просьбу Великой княгини Елены Павловны Бакунина организует и устраивает  жизнь постоянной уже, не для нужд только войны, а и для мирного времени общины сестер милосердия - Крестовоздвиженской. И своими неустанными трудами, великой духовной мощью своего благородного сердца так поставила это учреждение, что оно послужило образцом для возникавших после общин.

По выходе из общины в 1860 году Екатерина Михайлов поселилась в своем наследственном имении - сельце Ко­зицыне Новоторжского уезда Тверской губернии. И здесь начинается новый, светлый период ее деятельности на благо страждущих, продолжавшийся более 30 лет - до самой ее кончины.

     В Козицыне она решила устроить на свои скромные средства лечебницу для больных крестьян. Рядом с барским до­мом скоро выросло деревянное здание, и в нем Екатерина Михайловна открывает сначала амбулаторный прием боль­ных. При своем светлом уме и обширном разностороннем об­разовании она без труда пополняет свои практические сведе­ния по медицине чтением руководства. Но, строгая к себе, она не доверяет вполне своим познаниям и во всех более серьез­ных случаях приглашает на собственный счет врача из горо­да, так как иметь постоянного врача для своей больнички по недостатку средств она не могла.

   Посещение врача было для нее настоящим праздником. Она оповещала об этом по всем окрестным деревням, созы­вала сама более серьезных больных. И в эти дни весь обширный двор ее усадьбы наполнялся телегами с больными, число которых иногда доходило до ста и даже более. Екате­рина Михайловна подробно, со знанием дела рассказывала врачу истории болезней и записывала его советы. Скоро устраивается в лечебнице несколько постоянных кроватей, также на средства Екатерины Михайловны появляется апте­ка с крайне дешевой продажей или совсем бесплатной раз­дачей лекарств, которые приготовляет, конечно, сама Баку­нина. Ее больница не может вместить всех больных округи, и таких, не попавших к ней, она посещает на дому, дает ле­карство, а нередко и пищу, необходимую больным по роду их болезни.

    Темная и забытая деревня, лишенная правильной вра­чебной помощи, а тем более ухода, всегда с недоверием отно­силась к медицине, предпочитая служителям ее своих зна­харей и бабок. Но Екатерина Михайловна своим сердечным отношением к больным, твердостью и неотступностью требо­ваний в лечении приучила крестьян с доверием относиться к врачебной помощи. Они переполняют ее амбулаторию и ле­чебницу. Своими постоянными наставлениями и советами в области домашней гигиены, ухода за детьми и т. п.

    Бакунина содействовала искоренению многих вредных для здоровья предрассудков темной деревни. В 1868 г. в уезде свирепствует эпидемия возвратной горячки. Два только врача на весь уезд, и болезнь свободно гуляет по беспомощным деревням - в редком селе не было нескольких домов с больными. Бакунина и здесь проявила свое великое сердце. Деятельность ее в это время была по­истине изумительна. Утром осматривает она свою лечебни­цу, часов в двенадцать - в час дня садится в простую кресть­янскую телегу и объезжает пораженные эпидемией села. И это почти изо дня в день в течение нескольких месяцев, несмотря ни на какую погоду, ни на какую дорогу. А ей было тогда уже около 60 лет!

     Ее самоотверженная деятельность не могла не обратить на себя внимания. Из Кабинета Императрицы Марии Алек­сандровны ее больнице стали выдавать ежегодное пособие в 200 рублей. Вскоре и земское собрание ассигновало на содер­жание ее известную, хотя и очень умеренную сумму. Назна­чен был постоянный фельдшер, и посещение врача сделалось регулярным - по три раза в месяц. Теперь явилась возмож­ность расширить больничку и увеличить число постоянных кроватей в ней.

В одном из своих собраний земство предложило Екате­рине Михайловне принять на себя обязанность попечительни­цы всех земских лечебниц, на что она немедленно с удоволь­ствием согласилась. И конечно, в исполнение этой обязанно­сти она внесла ту же энергию, тот же светлый, практический взгляд, с каким она делала и всякое дело. В известные дни она объезжала лечебницы, вникала во все подробности ведения дела как в отношении ухода за больными, так и в хозяйствен­ном отношении, давала советы, исправляла по возможности недостатки или в более серьезных случаях указывала на них земской управе.

     В 1877 году началась Русско-турецкая война, и о Екатерине Михайловне вспомнили в Петербурге. Великая княгиня Ека­терина Михайловна просила Бакунину принять на себя за­ведование одним из отрядов сестер Красного Креста, отправ­ляемых на Кавказ. Предложение, конечно, было с радостью принято, и по прибытии на Кавказ Бакуниной было поручено заведование военно-временными госпиталями, расположен­ными от Тифлиса до Александрополя. Вскоре большая по­ловина отряда сестер Бакуниной заразилась сыпным тифом, свирепствовавшим тогда в наших войсках, и Екатерине Ми­хайловне, кроме прямых своих обязанностей, пришлось еще ухаживать за больными сестрами. Тут самоотвержению ее не было предела. Всякий труд для больных ей, 65-летней, был здесь по силам, всякую работу, даже самую черную, она обла­гораживала своим личным участием, побуждала к этому и всех окружающих. Зато велика была и любовь к ней врачей, боль­ных, сестер и госпитальных служащих.

    По окончании войны Бакунина вернулась опять в Козицыно к своим обычным занятиям. Но теперь, на склоне лет, ее крест самоотверженного служения ближним становится все более и более тяжким и голову крестоносицы все плотнее оку­тывает венец колючего терния.

   Со смертью Императрицы субсидия из Кабинета Ее Ве­личества козицынской лечебнице уменьшена была наполови­ну. Собственные средства иссякли настолько, что не на что было содержать и лошадей для разъездов по больницам. Тогда Бакунина предложила земству принять ее лечебницу, бесплат­но предоставляла землю под все больничные постройки, ка­кие понадобится еще возвести, и под огород, но земство не приняло дара.

   Старость с ее неизбежными болезнями, смерть двух се­стер, с которыми она жила неразлучно, а главное, несочувствие некоторых гласных ее любимому делу и стремление сузить задачи ее бескорыстной святой деятельности - все это подав­ляюще действовало на могучий дух великой сестры. Но не­удачи все же не сломили ее. До конца дней своих она продол­жала служить ближнему. И этот подвиг всей жизни давал ей право безбоязненно выступать на защиту меньшего брата и быть живою обличительною совестью для практичных «людей века сего».

   В августе 1894 г. Екатерина Михайловна скончалась в своем Козицыне, имея более 80 лет от роду. Погребена там же, искренне оплаканная облагодетельствованным и ею кре­стьянами.

Последнее изменениеВторник, 25 Ноябрь 2014 18:00

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены